Карта сайта Атомстройкомплекс
НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО
«УПРАВЛЕНИЕ СТРОИТЕЛЬСТВА «АТОМСТРОЙКОМПЛЕКС»
RUS ENG
Главная // Пресс-центр // Новости компании





19 декабря состоялась итоговая пресс-конференция с главой «Атомстройкомплекс» RSS

20.12.2017

Валерий Ананьев ответил на вопросы журналистов о результатах года, трендах на рынке недвижимости и новых стройках

 

 - Каковы итоги 2017 года для компании «Атомстройкомплекс»: объем ввода, объемы продаж? Какие тенденции сформировались на рынке жилой недвижимости?
 - К счастью, 2017 год заканчивается лучше, чем начинался. В начале года была некоторая нерешительность: мы не понимали, куда пойдет рынок, будут ли люди покупать жилье. Понятно, что экономика не развивается в нужном направлении, зарплаты не растут, поэтому в начале года у нас не было оптимизма. Но чудо случилось: жилье начали покупать. То ли люди перестали бояться, то ли у них появилась уверенность, что хуже уже не будет. Со второй половины года интерес к жилью стал устойчивым: его покупают стабильно, каждый месяц, без провалов.  Я думаю, не только мы, но и другие застройщики перевыполнили планы по продажам жилья, и 2017 год для нас заканчивается удачно – встречаем его со сдержанным оптимизмом. Стройка не остановилась: в этом году мы ввели больше 200 тыс. кв. м различных площадей, 164 тыс. кв. м жилья, 24 тыс. кв. м социальных объектов. Застройщики, особенно крупные, делают новые качественные предложения, уделяя большое внимание архитектуре, фасадам, планировкам, инфраструктурному оснащению, развитию общественных пространств. Уже не только «Атомстройкомплекс» обращает на это внимание – это тенденция касается всех застройщиков, кто считает себя лидерами рынка. На мой взгляд, это очень важная тенденция, формирующая вектор развития предложения на рынке. Отрадно, что сегодня абы что не продашь – люди стали очень хорошо разбираться в том продукте, за которым они приходят в агентство недвижимости. Думаю, рынок будет развиваться и дальше в этом направлении. В 2018 году есть надежда, что будет зафиксирован рост продаж – мы лично готовы ответить рынку качественным и разнообразным предложением жилья, чтобы дефицита не было.
 
 
 - Каковы планы «Атомстройкомплекса» по строительству и сдаче объектов на 2018 год? Расскажите о выходе на новые площадки на Широкой речке, Эльмаше и т.д.
 - У нас амбициозные планы на 2018 год. Мы начинаем строительство нового микрорайона на Широкой речке. У нас уже реализованы проекты здесь – дом на ул. Хрустальногорской, на Суходольской, сейчас мы строим здесь «электродом» и выходим на большой новый участок 19 га. Это проект по освоению застроенных территорий – мы построим здесь большой микрорайон «NovaPark» с бульварами, парками, с развитой инфраструктурой – настоящее жилье 21 века! Если раньше в городе бытовало мнение, что Широкая Речка – это эконом-класс, то проектом «NovaPark» мы хотим показать, что это комфортный для жизни с район с жильем очень высокого уровня. Современной инфраструктурой, архитектурой и благоустройством и осмысленным подходом к строительству жилья в целом мы хотим привлечь сюда более состоятельную аудиторию.  
Продолжаем строительство в Орджоникидзевском районе, и на ул. Бакинских Комиссаров, и на ул. Кузнецова – Кировградской. Планируем в начале года начать освоение площадки на Эльмаше, в районе улиц Ползунова и Таганской – это также проект развития застроенных территорий, где чтобы приступить к строительству, мы расселили несколько бараков.
Продолжаем строительство в районе Юг Центра. В этом году мы завершили строительство ЖК «Апельсин» и сейчас переходим к участку по соседству, где  также планируем снос частного сектора.  
Новых площадок в 2018 году будет много: мы планируем продолжать строительство на Вторчермете, на УНЦ, в Академическом микрорайоне. В 2018 году будем строить практически во всех районах города, в том числе и в центре.
 
 - Расскажите о ходе реализации флагманских проектов компании: ЖК «Чемпион Парк», «4 Канал», МФК на ул. Жукова.
 - Мы завершили работы уже по двум домам ЖК «Чемпион Парк». Один высотный дом площадью 18 тыс. кв. с объектами инфраструктуры сдали в прошлом году, второй сдаем на днях. Сейчас вместе с жителями смотрим, как можно благоустроить прилегающую территорию. В 2018 году планируем начать строить третий дом, чтобы завершить этот комплекс.
«4 Канал» - площадку на ул. Радищева называют так, потому что когда-то мы приобрели ее у 4 канала. В этом году мы начали строительство апартаментов  - это первая очередь строительства, в дальнейшем планируем возвести высотный объем и заполнить его жильем. Это будет такой многофункциональный комплекс, который совместит офисные помещения, апартаменты, торговлю – жители смогут получить максимум услуг в одном месте, не пользуясь автотранспортом, и далеко не уходя от места проживания.
Строительство на ул. Жукова тоже будет осуществляться в две очереди. Сейчас мы строим первую – около 40 тыс. кв. м. Это многофункциональный центр, который объединит торговлю, паркинги, гостиницу. Вторая очередь, как и задумал в свое время известный архитектор Курокава, будет отдана под жилье.
 
- Недавно стало известно, что «Атомстройкомплекс» продолжит реализацию проекта «OperaTower». Каковы перспективы развития проекта и его реконцепции?
 -У нас были определенные проблемы с инвесторами, которые, к сожалению, начали развиваться начали в уголовной плоскости. Сейчас правовых проблем нет, но есть новая задача: сегодня этот проект в той концепции, как мы его проектировали около 8 лет назад, не очень-то  нужен рынку. Мы хотим осуществить реконцепцию и, сохранив объем, план застройки, откорректировать проект и сделать его более востребованным. Я не думаю, что на это уйдет много времени – полгода, может чуть больше.
Мне очень понравилось, как высказался один из ведущих экспертов отрасли – председатель союза архитекторов Андрей Боков:  он призвал не бояться того, что жилье будет строиться в центре города. Самое главное – понимать, кто его потребитель. Он говорит, что как бы некомфортно ни было жить в центре – ведь и правда, здесь пробки, много машин, много людей – но молодежь хочет жить именно в центре. В высотных зданиях, в многофункциональных центрах, где под одной крышей есть все, что им необходимо – от фитнес-зала и до ресторанов и кинотеатров. Да, конечно, будут и другие потребители, но основная аудитория – это молодежь. Поэтому мы уменьшим площади, продумаем инфраструктуру, чтобы и рестораны, и фитнес-залы не стояли красивыми и пустыми, а были максимально заполнены.
Я бы очень хотел возобновить реализацию проекта «Opera Tower» в 2018 году.  
 – Оцените результаты работы компании по реконструкции проспекта Ленина?  
 – Строительство, как говорят, состоит из нескольких этапов: первый – это шумиха-неразбериха, второй – наказание невиновных, третий – награждение непричастных. К сожалению, мы прошли второй этап – наказание невиновных уже случилось.
Нас действительно попросили взяться за этот проект. Впрочем, мы понимали, что такой объем работ с гранитом, наверное, кроме нас никто не выполнит, учитывая наш уникальный опыт – в свое время мы строили Законодательное собрание и реконструировали Театр юного зрителя, где был большой объем работ с гранитом.  К тому же я всегда мечтал, чтобы улица Ленина в нашем городе была в граните – причем, в достойном, правильном граните, решенном с большими слябами.  Вы наверняка видели, насколько качественный гранит сейчас лежит на Ленина – на мой взгляд, он может пролежать и 50, а то и 100 лет. Хорошо, что такую работу удалось сделать за федеральные деньги. Что плохо? То, что проект мы получили в последний момент: в короткий летний промежуток времени необходимо было освоить все деньги и выполнить весь сезонный объем работ. Понятно, что гранита для нас никто не припас. Нас сразу предупредили, что весь гранит мы летом не получим, а только часть – остальное, включая мощные слябы с пандусами, мы сможем получить только к концу октября – началу ноября. Так и произошло. Поэтому еще в начале ноября были какие-то недоделки. Но нам повезло с погодой, и сегодня недоделок по пешеходной части Ленина нет.
Что не понравилось общественности? То, что проект предварительно не вынесли на обсуждение. Мы были вынуждены выполнять его таким, каким он нам достался по конкурсу. В итоге не понравился пешеходный переход, велосипедные дорожки… Возникли возмущения, и мы, я считаю, стали жертвами. Более того, нас еще и обвинили в том, что брусчатка лежит неправильно. Дали ссылку на СНиП, по которому брусчатка относится к «иным поверхностям», которые нужно принимать, положив трехметровую рейку и замерив, чтобы не было расхождений с поверхностью свыше 7 мм. Было понятно сразу, что если купить только 20% новой брусчатки и, в основном, перекладывать старую, то даже если положить ее вот на этот ровный стол, перепады точно будут больше 7 мм. Это ведь издевательство! Мы рассчитывали на здравый смысл, что нужно уложить брусчатку по крайней мере не хуже, чем было, и, кроме этого, выполнить задачу по отводу воды от бордюров.  С этой задачей мы справились. Та брусчатка, которая лежала до нас, точно была уложена не по СПиНу. И сейчас ее не хотят у нас принимать. Мы обратимся в суд и объясним, что с нами поступили не по закону. Правила приемки должны быть четко прописаны в контракте.
Однако резонанс состоялся – ошибку мы, конечно, допустили, я это признаю. Когда беремся за такой сырой проект, надо соломку стелить тщательнее. Необходимо сделать выводы: такие важные объекты нужно обязательно обсуждать с общественностью, с экспертным сообществом. Использовать для этого всевозможные площадки, которых у нас достаточно. Все должны иметь возможность высказаться и услышать друг друга. Улица Ленина – это хороший урок нам всем.
Мне нравится изречение руководителя компании «Honda»: «Я не могу похвастаться тем, что не совершаю ошибок. Но я точно знаю, что не совершаю одни и те же ошибки дважды». Мне бы тоже хотелось, что бы все мы сделали работу над ошибками. Значимые проекты должны проходить публичное обсуждение до того, как будут отыграны контракты. Я считаю, нам это по силам.
Надеюсь, что следующие проекты  будут выноситься на обсуждение. Мы знаем, что по Оперному театру был заказан проект реконструкции. Знаем, что он был выполнен. Мы неоднократно обращались к руководству Оперного театра,  в министерство культуры Свердловской области и РФ (потому что это объект федеральный). Но внятного ответа  не получили. Однако есть подозрение, что завтра, как появятся деньги, этот проект будет выполнен. И опять будут сжатые сроки, и опять никто не знает заранее, что в этом проекте, и опять тот, кто будет его выполнять, окажется виноватым. Потому что проект не обсуждался. Мы-то сегодня просим простую вещь: можно, чтобы экспертное сообщество посмотрело проект, потому что это значимый для города объект. Может, там какие-то вещи не учтены? Может, пока есть время, нужно сделать корректировку проекта?  
Ведь это здание принадлежит всем жителям города, не только тем, кто выделяет на него деньги. Я считаю, что жители города и области достойны того, чтобы заранее знать, что хотят сделать с их достоянием.
Я хочу, чтобы нам повезло, и удалось бы привить такую практику в городе, когда общественно значимые проекты выносятся на обсуждение. Я не вижу здесь конфликта – в этом заинтересованы все три стороны – власть, эксперты, горожане. Я не призываю в этом вопросе к конфронтации, я призываю к согласию – потому что всегда можно найти точки соприкосновения.          
 
 - Как повлияет на рынок новостроек потенциальная отменена долевого строительства?
Я не раз говорил, что закон по долевому строительству был сделан по-дурацки, и как его ни улучшай, конфетки не получается. И то, что сегодня в стране такое количество обманутых дольщиков, и то, что президент вынужден был обратиться в правительство с предложением отменить долевку, об этом и говорит. Для решения проблемы, я считаю, можно обратиться к опыту западных стран, к той же Англии. Там покупатель платит застройщику обеспечительный взнос 10% от стоимости, который он может вернуть только по суду, если вдруг застройщик откажется от исполнения своих обязательств. Далее застройщик идет в банк за проектным финансированием, и строит дом практически на свои деньги. Пока идет реализация проекта, будущий владелец квартиры имеет возможность обратиться в банк, одобрить ипотеку или каким-то другим образом получить деньги – у него на это есть время до окончания строительства. После приемки квартиры у покупателя есть две недели на то, чтобы окончательно расплатиться. На мой взгляд, это устраивает всех: устраивает покупателя, потому что он покупает квартиру на этапе строительства дешевле. Это устраивает застройщика, потому что он понимает: пока он строит дом, квартиры в нем продаются, и ему не надо будет продавать их еще несколько лет после ввода дома. Ведь когда дом введен и не распродан, это дополнительные расходы на эксплуатацию, на ремонт. Дом не должен быть без хозяина: если в квартире никто не живет, в ней однозначно начнут отваливаться обои, что-нибудь протечет. Кроме того, застройщику важно понимать, продается его дом или нет – если он узнает о том, что его продукт никому не нужен, только тогда, когда он будет построен, что он сможет сделать? На этапе строительства еще можно принять меры – регулирующее воздействие рынка никто не отменял. Ликвидируя долевку, мы не должны «выплеснуть ребенка вместе с грязной водой». Да, пусть не будет долевки, но должна быть другая возможность привлекать людей на стадии строительства. Потому что если мы начнем продавать жилье только после того, как мы его введем, это неизбежно приведет к удорожанию, к ошибкам в проектах и прочему.
 
 - Как вы относитесь к идее реновации в Екатеринбурге?
 - Из соображения логики, сначала бы стоило разобраться с бараками, которые в гораздо более плачевном состоянии, чем самые первые пятиэтажки. Но я боюсь, что если мы все будем выстраивать в строчку, с ветхим жильем нам не справиться.
На самом деле, этот вопрос достаточно острый. Никто не знает, когда старые дома – бараки или пятиэтажки –  начнут складываться как карточные домики. Но всем понятно, что они начнут разрушаться очень быстро, и эта проблема встанет одномоментно. Поэтому скорость, с которой мы занимаемся отселением сегодня, абсолютно точно недостаточна.
Здесь нужна совместная работа  - механизм частно-государственного партнёрства. Нужно разобраться, кто строит жилье, кто подводит сети, кто делает инфраструктуру – школы и садики, что может взять на себя бюджет. Ведь сейчас, когда мы заходим на участок, мы должны все делать сами – даже родственников покойных собственников, решать вопросы с наследниками и после отселения жителей еще доказывать, что мы имеем право здесь строить.  Есть и другая проблема: допустим, живет в ветхом доме семья – шесть человек в комнате 9 кв. м. По закону мы должны предоставить им  комнату в те же 9 метров. Но, во-первых, у нас нет комнат по 9 метров. Как правило тем, кто занимает комнату, мы даем однокомнатную квартиру. Нигде такого не было, чтобы расселяя барак площадью 200 метров, мы бы истратили 200 метров – мы тратим 300-400 метров. И понятно, что даем жилье совсем другого уровня – мы даем наше жилье! Это же большие затраты, которые ложатся на наши плечи. Мало того, что мы прокладываем новые коммуникации, мы еще должны заплатить за право подключения к ним! Понятно, что в таких условиях на подобные конкурсы по развитию застроенных территорий желающих принять участие немного. Конечно, такими темпами когда еще мы разберемся со всеми ветхими домами города.
На мой взгляд, нужен закон. Хорошо бы самим процессом отселения помогало заниматься государство. Чем хороша московская реновация –четко прописано, что человек может получить за свое жилье, прописаны сроки отселения. У нас сегодня все отдано на откуп судам. Суды могут тянуться год, потому что всегда находятся люди, которые не согласны переселяться в современное жилье.
Второе – это обеспечение ресурсами. Если мы, застройщики, отселяем жилье, так пусть  бюджет или монополисты возьмут на себя затраты по обеспечению этих объектов водой, электроснабжением. Завтра будущие жители этого нового района вернут им эти деньги, заплатив за газ, за свет, за воду. Нужно последовать примеру Москвы и сформулировать четкий подход к решению этой проблемы.
 
 
 
 

Назад, к списку новостей




 версия для печати

Архив